Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
02:03 

Snowdome

Plain Brain
I said: "I want two piece on the my plate!" But she said: "You better not piss on the plate, you son of the bitch!" (c) The Italian man who went to Malta
Название: Snowdome
Автор: Plain Brain
Фэндом: EXO - K/M
Персонажи: Тао/Бэкхён
Рейтинг: PG
Жанры: Слэш, AU, легкий ангст, romance
Размер: драббл
A/N: Честно говоря, у меня была задумана другая концовка. Более ангстовая и более реалистичная, но у меня не хватило совести ранить ваши чувства)
Саммари: О волшебстве праздника и снежных шарах



В канун Рождества Сеул охватывает предпраздничное безумие. Город в разы ярче вспыхивает неоновыми огнями, путается в электрических гирляндах, которые повисают на ветках деревьев, фасадах домов, стелются по витринам магазинов. Витрины ломятся от разнообразной рождественской атрибутики: нелепых красноносых оленей, снеговиков, тяжелых увешанных шарами и гирляндами елок. От обилия блесток, огней, ярких цветов, чужих искренних и не вполне улыбок режет глаза. Все это зовется духом рождества, но в глазах Тао все это так же фальшиво, как и снег, который кружится в стеклянных наполненных глицерином шарах, если те встряхнуть. Для Тао канун рождества - это не более чем коммерчески выгодный период, когда люди стоят в очередях за теми вещами, которые им не нужны, чтобы потом впоследствии подарить кому-нибудь что-то в равной степени ненужное и бесполезное. Но однако, несмотря на всю ненависть к Рождеству, каждый год он покупает нелепый шар с искусственным снегом и Сантой в зимнем лесу, чтобы потом переслать его маме в Китай. Мама любит Рождество, любит этот несуществующий рождественский дух, и каждый раз, когда в канун праздника присылает Тао сладости, в письме пишет, как бы она хотела, чтобы Тао приехал на Рождество домой. Все это повторяется из года в год.

Тао учится в Сеуле, получает небольшую стипендию, работает, отказываясь принимать от матери деньги в помощь, наоборот отсылая ей в Циндао часть своих сбережений. Он снимает небольшую квартирку, которая больше похожа на чердачное помещение. В комнате сыро, из-за чего на нелепых полосатых обоях появляются влажные пятна, отопление работает с перебоями, а между оконными рамами периодически свистит ветер. Вместо хвойного запаха ели - сигаретный дым, который, впрочем, быстро выветривается из-за сквозняка, в комнате нет ни одного напоминания о приближающемся празднике - она остается все такой же унылой и сумрачной (единственный источник света - настольная лампа, остальной свет проникает с улицы сквозь незашторенные окна). Тао дремлет за столом, уронив голову на свои же тетради, валяющиеся среди всего остального хлама. Его сон короткий и беспокойный - скорее дрема от усталости, парень хмурится и дергается во сне, прежде чем, резко распахнув глаза, проснуться. Он не помнит, что ему снилось и даже не силится вспомнить - только шарит рукой по столу в поисках пачки сигарет и нечаянно, ругнувшись, задевает стопку книг, которая с грохотом падает на пол. На столе сигареты так и не нашлись, поэтому Тао, подняв воротник свитера повыше и одернув рукава, идет искать пачку в карманах пальто. И там ее тоже не оказывается. Парень вздыхает - ничего не поделаешь, придется выползать из насиженной норы. За один выход в люди Тао планирует сделать несколько дел сразу, помимо покупки сигарет, поэтому проверяет сегодняшнюю дату на мобильнике и достает из книги заначку, припрятанную до Рождества на подарок маме. Он кутается в черное поношенное, но пока довольно опрятное пальто и выходит на улицу. Мороз тут же заставляет Тао поднять воротник и спрятать руки в карманы. Тао старается идти быстро, подбадривая себя тем, что чем быстрее он будет шевелиться, тем скорее окажется дома. Хотя, если подумать, "дома" - понятие относительное. Его раздражает чужой смех, который, будто в издевку, кажется, звучит над самым его ухом, раздражает толпа вокруг, еще больше раздражает то, что в отличие от него самого, этой толпе есть во что верить, большинству из всех этих людей есть куда и к кому идти, а Тао, словно большая нахохлившаяся черная птица, продирается сквозь эту толпу, старательно игнорируя все то хорошее, светлое, радостное, что его окружает. Он не верит и не хочет верить, обнадеживая себя тем, что все эти люди вокруг обманывают самих себя и живут в мире призрачных надежд и напускного счастья. И Тао вполне горд собой.

Он покупает шар и открытку, прячет их в карман пальто к купленной чуть ранее пачке сигарет и таким же быстрым шагом, ссутулившись, спешит назад в свою съёмную квартирку. Его толкает какая-то мимо проходящая парочка, которая мило воркует между собой, не замечая никого и ничего вокруг, и Тао щетинится, скалясь за высоко поднятым воротом пальто. Еще одна вещь из длинного списка под названием "Что выводит Хуан Цзытао из равновесия". Где-то на пол-пути домой он останавливается, достает из пачки сигарету и, чиркнув зажигалкой, закуривает, довольно прикрыв глаза. Цзытао лениво оглядывается вокруг - он стоит около входа в небольшую уютную кофейню, и каждый раз, как кто-нибудь ее покидает, ему удается уловить приятный легкий аромат кофе, прежде чем дверь, звякнув колокольчиком, закроется. Пальцы от холода плохо гнутся, и Тао, зажав сигарету губами, пытается согреть руки, потирая ладони друг о друга. Он, развернувшись, смотрит в огромное окно кофейни и ничуть не беспокоится о том, что для посетителей парень, который стоит на улице и пялится, может выглядеть странно. Там, в помещении, скорее всего очень и очень тепло, а настоящего тепла Тао не чувствовал уже давно, и в какой-то момент он даже не против всей тамошней по-праздничному уютной атмосферы. Парень выдыхает в морозный воздух сигаретный дым и с завистью смотрит на удобные небольшие кресла и диванчики, на чашки с горячим кофе, над которым легко завитками поднимается пар, на вазочки с глазированным имбирным печеньем. Он практически машинально запускает руку в карман и перебирает оставшуюся там после покупки сигарет и подарка мелочь. Хмурится и цинично подмечает, что оставшихся денег скорее хватило бы на пачку рамёна в минимаркете, но никак не на чашку кофе с печеньем в приличном кафе. Краем глаза Тао замечает шумную компанию, вышедшую из кафе, - человек пять, не меньше. Они что-то весело обсуждают, вся болтовня сливается в один гомон, на фоне которого смех одного из них - долговязого рыжего парня - слышен особенно отчетливо. Цзытао, скорчив гримасу, тушит окурок о стену и проходит мимо жизнерадостной компашки, сильно толкнув плечом парня, который отстал от всех остальных. За спиной слышится звон бьющегося стекла, и Тао, остановившись, медленно разворачивается на звук. Тот отставший парень стоит посреди тротуара, разведя руки в сторону так, будто что-то выронил и застыл в тот же момент времени, и действительно, на земле перед ним, блестя, лежат осколки разбитого рождественского шара. Парень медленно выходит из оцепенения, поднимает взгляд вверх, натыкаясь на холодный взгляд Цзытао, в котором едва читаются удивление и еще меньше сожаление. Поймав этот взгляд, незнакомец быстро разрывает зрительный контакт и опускается на корточки, сняв с одной руки перчатку. Тао сначала стоит как вкопанный. Он думает развернуться и уйти, но что-то не дает ему это сделать, и вместо этого он подходит ближе, так же присаживаясь на корточки. Незнакомый парень сидит, поджав чуть заметно дрожащие губы, и касается пальцами острых осколков. Под ногами в луже глицерина плавает искусственный снег и еще с десяток таких же крупных осколков, остатков того, что еще недавно было красивым рождественским шаром. Тао берет в руки подставку от шара с оставшимися на ней фигурками Санты и зимнего леса и ловит свисающую с нее бирку с аккуратной надписью "Счастливого Рождества, Бэкхённи". Вообще, этот рождественский шар кажется ему смутно знакомым. Бэкхён (почему-то Тао не подумал о том, что подарок предназначался кому-то другому) снова смотрит вверх, на Цзытао, и теперь последний виновато смотрит в ответ из-под длинной припорошенной снегом челки. Под взглядом Бэкхёна ему становится неуютно, поэтому Тао втягивает голову в плечи, еще больше становясь похожим на большого черного ворона. Он без единой мысли засовывает руку в карман и достает оттуда купленный недавно шар, который выглядит точь в точь как только что разбившийся.
– Счастливого Рождества, Бэкхён-а, – говорит Цзытао, протягивая его парню. Голос Тао немного охрип от мороза, изо рта вырывается пар, а Бэкхён сидит, недоуменно распахнув глаза, и не решается протянуть руку. Но когда он наконец обеими руками медленно и недоверчиво забирает шар из замерзших рук Цзытао, тогда последний замечает, какие они у Бэкхёна красивые: необыкновенно хрупкие для парня, с тонкими длинными пальцами, и на мгновение Тао задумывается о том, каково это - держать руку Бэкхёна в своей. Люди проходят мимо, огибают двоих парней, которые как ни в чем не бывало сидят на корточках посреди тротуара над разбившимся рождественским шаром. Никто не сказал ни слова, не задел, не упрекнул. Из кафе, когда открывается дверь, отрывками доносится одна из типичных рождественских песен о любви - Last Christmas, и Тао пытается улыбнуться Бэкхёну. Выходит немного криво и растерянно, но зато искренне, и это самое главное. Цзытао чувствует себя дико смущенным, поэтому поспешно поднимается и быстрым шагом идет в направлении к дому, но Бэкхён следует за ним, ускоряет шаг, пытаясь поспеть за более высоким парнем и, наконец догнав его, хватает за рукав пальто.
– Подожди, постой здесь немного.
Тао не отвечает, но и с места не двигается, а Бэкхён убегает и минут через пять возвращается с бумажным стаканчиком кофе в одной руке и леденцом-тросточкой в другой. Все это он протягивает Тао, улыбаясь в миллиарды раз ярче, чем все те, кого видел Цзытао прежде.
– Счастливого Рождества… - Бэкхён делает многозначительную паузу.
– Тао.
– Счастливого Рождества, Тао.
Тао берет в руки стаканчик с кофе и леденец в прозрачной шуршащей обертке, перевязанной яркой изумрудно-зеленой лентой, и в этот момент что-то, что лежало поверх стаканчика, кружась в воздухе, упало на землю. Цзытао нагибается, поднимая лежащий на утоптанном снегу клочок бумаги, и когда он выпрямляется, Бэкхёна уже нигде не видно. Только в руке у Тао остается крохотный кусочек бумаги с номером телефона и именем, написанным на хангыле аккуратным мелким почерком.

@темы: фанфики, драбблы, EXO

URL
Комментарии
2012-12-17 в 10:01 

senorita_viko
Как бы человек не любил одиночество, без друзей очень тяжело… Даже напиться не с кем…
вот и пришло ко мне новогоднее настроение *_*
спасибо за эту красоту)))

2012-12-17 в 15:50 

Plain Brain
I said: "I want two piece on the my plate!" But she said: "You better not piss on the plate, you son of the bitch!" (c) The Italian man who went to Malta
LaPrincesa, Вам большое спасибо :heart:

URL
2012-12-18 в 07:53 

Йуууля
Торт в морду еще нужно заслужить
Вау, оно настолько безнадежное, милое, тепло-прохладное. Вот просто Awww
очень хочется услышать продолжение, очень
просто интересно, позвонил ли Тао
все-таки в рождество быть одиноким не гуд

   

Perverted Unicorn

главная