00:16 

Chinatown Story 18/?

Plain Brain
I said: "I want two piece on the my plate!" But she said: "You better not piss on the plate, you son of the bitch!" (c) The Italian man who went to Malta
Название: Chinatown Story
Автор: Plain Brain
Фэндом: EXO - K/M
Персонажи: Крис/Тао
Рейтинг: R
Жанры: Слэш, AU
Размер: планируется Миди

18. Четыре дня



По внешнему виду Цзытао нельзя было сказать, что он застигнут вопросом врасплох. Он совершенно спокойно, вытирая живот салфеткой, поднял глаза, чтобы, прищурившись, спросить Криса.
- Откуда ты знаешь про Шанчжен?
- Скажем так, я оказался в нужном месте в нужное время, - Ифань складывает руки на груди. Тао выкидывает скомканную салфетку в урну около рабочего стола и опирается бедрами о его край.
- Шанчжен не всегда была такой, какой ты ее мог увидеть, - неуверенно начинает Цзытао. - Сюда, наверное, подошла бы пословица "Мы в ответе за тех, кого приручили". Все обернулось довольно глупо: я, в отличие от тебя, не сомневался в своей ориентации - девушки не вызывали у меня интереса, и я относился к этому так, будто это было в порядке вещей. А Шанчжен в меня влюбилась. Точнее ей просто взбрело в голову то, что я идеален. Знаешь, как это все работает: она ведется на мордашку, а остальное дорисовывает и придумывает себе сама. Я это понимал и не обращал на нее внимания, игнорируя все эти томные вздохи в мою сторону и печальные взгляды украдкой. Однако чем дальше, все это заходило, тем меньше я был уверен в том, что на меня все это не действует. А потом, - уголок губ Цзытао презрительно дергается, - потом поползли слухи. Я в глазах сокурсников был фриком: приехал из Китая, все время молчал, существовал сам по себе, и они естественно обращались со мной, как с фриком. Хотя тут есть один нюанс - они не заходили дальше вербальных оскорблений и насмешек. Как заносчивые тупые дети, которые в зоопарке дразнят гризли, огражденного от них толстым стеклом. Вряд ли бы те же самые дети посмели скорчить рожу зверю, находясь с ним в непосредственной близости. Мои сокурсники язвили мне, смеялись надо мной, косились в мою сторону с явным презрением, но в то же время они боялись позволить себе лишнего - что-то во мне их отталкивало и внушало страх. Сначала я слышал, как за моей спиной перешептывались, как только я оборачивался, сплетники замолкали и пялились на меня с ничего не выражающим, но откровенно лживым лицом. Потом они набрались храбрости и стали ехидно подмечать, мол, что только у меня одного нет никого, что я не смотрю на девушек, даже на Шанчжен, которая уже тогда отнюдь не была дурнушкой. Скользкие намеки плавно перешли в оскорбления и подозрения, и для меня все могло бы закончиться огромными проблемами. Я хотел доучиться здесь без скандалов и напряженки, понимаешь? Мне это надоело, и однажды я сделал совершенную глупость - я схватил Шанчжен за руку и заявил, что мы встречаемся. Парни заулюлюкали и засвистели, а Шанчжен стиснула мою руку, улыбаясь так, будто я ее выигрышный лотерейный билет. Мне было до тошноты противно, но утащить ее куда-нибудь в угол и объяснить, что все это несерьезно, я не мог. Девушки - это часовые бомбы, напичканные эмоциями. Она могла отреагировать неадекватно: броситься в истерику, возненавидеть меня и в отместку сделать годы учебы в универе такими, что жизнь медом не покажется, - Тао вздохнул. - Поначалу наши отношения основывались на сочувствии. Я ей именно сочувствовал, потому что я не настолько надменный тип, чтобы испытывать жалость. С моей стороны это было что-то вроде дружеской симпатии, она не возражала, не приставала ко мне, и все было довольно тихо и спокойно. Я даже на какой-то момент подумал, что меня такой расклад устраивает. Но потом в ней что-то щелкнуло, и ее понесло. Она догадывалась, что я к ней ничего не испытываю, и прекрасно понимала, что для меня все это не более, чем игра на публику. Шанчжен захотела устроить все это на высшем уровне, добиться от меня искренних чувств, и она начала работать над собой. Она стала одной из самых обсуждаемых и желанных девушек университета, а мне завидовала вся его мужская половина, но отношения от этого между нами не перешли на новый уровень. В какой-то момент эмоциональная бомба рванула, и Шанчжен закатила истерику. Она буквально ткнула меня носом в тот факт, что все ее старания и их результат - это все для меня. Я сказал ей, что горжусь тем, что она моя девушка, похлопал по плечу и сказал, что она молодец. Это было искренне, ее усилия действительно стоили похвалы. Однако она моих искренних чувств не приняла и, скинув мою руку со своего плеча, начала орать на меня. Я выставил ее за дверь. Позже, когда мы помирились, она при каждом удобном случае домогалась меня, приставала, нескончаемо болтала о том, что мне не интересно, действуя мне на нервы. Итог - я бегаю от нее последние две недели, и вся моя жизнь сплошная ложь, в университете мне завидуют, считая меня счастливчиком, в то время, как на самом деле я готов спихнуть Шанчжен на руки любому желающему, - усмешка с его лица вскоре исчезает. - Через четыре дня я уезжаю на соревнования.
- И что насчет нас? - спрашивает Ифань, испытывающе глядя на Цзытао.
- А что насчет нас? Ты мне нравишься, я тебе нравлюсь, между нами все уяснилось, и, кажется, сегодня был дан неплохой старт. Или… - взгляд подростка теплеет, уголки губ приподнимаются в легкой дразнящей улыбке. - Уже скучаешь по мне, Ифань?
Крис открывает рот, чтобы возразить для приличия, но Тао его перебивает, продолжая.
- У меня есть одна отвратительная черта в характере - я привязываюсь к тем, кто старше меня: к дедушке Юншэну, к Ишину. К тебе еще хуже, - подросток сжимает край стола. - Хотя у меня есть лэптоп с вебкой - мы могли бы обменяться адресами в скайпе или что-то типа того...
Тао усердно пытается заткнуть свое эмоциональное "я", удерживая на лице беззаботное, почти равнодушное выражение. Мол, пустяк, что через четыре дня их разбросает по разным странам, и что вряд ли они смогут встретиться снова в ближайшие несколько месяцев. Тао хочет забыть о том, как для него важно быть поблизости с теми, кому он все-таки позволил пройти за стену безразличия. Он не хочет слышать голос Криса и видеть искаженное шумом изображение старшего на экране лэптопа, он хочет быть рядом с ним, чтобы до Ифаня можно было коснуться, только протянув руку. Тао никогда не признается в том, что, увидев Криса впервые, он вспомнил множество пересказанных мамой легенд, мифов и сказок, где настолько красивыми бывают либо наследные принцы, либо главные злодеи, колдуны и прочая нечисть, для которой внешняя красота - всего лишь маска, прикрывающая уродство души и ее черную злобу. Он наблюдал за Ифанем, прячась в подсобке, и, когда старший взял в руки чужой меч, Цзытао определил для себя, что Ифань относится ко второму типу. Тао, как ребенок, следующий своим наивным предубеждениям, избегал Криса, хотя последний относился к нему искренне дружелюбно. Оставшаяся с детства восприимчивость к моралям старых мифов заставляла его искать подвох в том, как ведет себя Ифань, и ложь в том, что он говорит. Все это несмотря на то, что характер Криса разгадывался так же быстро, как разворачивается сюжет в любимой книге. Цзытао читал эту книгу с увлечением, и мысль о том, что он сам оставался для Ифаня под покровом неразрешимой тайны, приносила ему удовольствие. Ему нравилось чувствовать свою силу над старшим, видеть в нем то, что тот раскрывает неосознанно в то время, как Ифаню подобное не удавалось. Тао соврал, когда сказал, что Крис выглядит как типичный здешний офисный работник, на работу в офисе намекали только строгий деловой костюм, визитка в кармане и присущее занятым людям стремление везде оказаться вовремя. Большинство офисных крыс (а большинство порождает стереотипы) выглядело иначе, а Крис будто сошел с обложки модного глянцевого журнала: в нем было что-то изысканное, его окружала аура уверенного в себе человека и даже походка у него была своеобразной. Он мог бы быть главой какой-нибудь крупной компании, если бы не его возраст. Отсюда Цзытао делает вывод, что главой крупной компании является скорее всего его отец, а сам Крис - всего лишь избалованный напыщенный сынок, швыряющийся деньгами направо и налево. Однако с избалованным и напыщенным Тао ошибся: Крис для этого определения оказался гораздо более серьезным и сдержанным. Он производил впечатление сытого питона, этакого хищника, спокойного и мудрого, способного затаиться когда это необходимо и в нужный момент применить свою чудовищную силу. Позже, когда Ифань разбалтывает Тао свою историю, последний понимает, что старший уж точно не избалован.
- Я закончу твоего дракона, - продолжает подросток, - и оставшиеся дни буду тренироваться.
- Может хоть прощальную вечеринку закатим? - Ифань удивляется тому, как сухо и безэмоционально прозвучал его собственный голос. Цзытао неприязненно скалится.
- Такого рода вещи не для меня. Это во-первых. А во-вторых, нет. Мне необходимо тренироваться для соревнования, пойми, Ифань. Для меня это очень важно, - на последних словах подросток смотрит на старшего практически с мольбой в глазах. Крис пожимает плечами, подходит ближе к Тао и большим пальцем поглаживает костяшки на напряженной кисти Цзытао, сжимающей край стола. Это действие немного успокаивает младшего, и он, отпустив столешницу, сжимает в своей руке теплую ладонь Криса, переплетая их пальцы вместе. Ифаню этот жест нравится, поэтому, когда подросток, смутившись, хочет отпустить руку старшего, Крис сжимает чужую ладонь сильнее, не позволяя ему это сделать.
- Как скажешь.
- Будешь в понедельник к семи здесь? Паршиво с моей стороны улетать, не попрощавшись.
- Как скажешь, - снова тихо отзывается Крис, прижимая Цзытао как можно ближе к себе и на момент замирая, устроив подбородок на смуглом слегка влажном плече подростка.



@темы: фанфики, EXO, Chinatown Story

URL
   

Perverted Unicorn

главная