Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
22:30 

Chinatown Story 20/?

Plain Brain
I said: "I want two piece on the my plate!" But she said: "You better not piss on the plate, you son of the bitch!" (c) The Italian man who went to Malta
Название: Chinatown Story
Автор: Plain Brain
Фэндом: EXO - K/M
Персонажи: Крис/Тао
Рейтинг: R
Жанры: Слэш, AU
Размер: планируется Миди

20. Last Night

Крис, поднявшись по лестнице, оказывается в длинном темном коридоре, настолько узком, что ладони разведенных в стороны рук упираются в шершавые стены. Где-то впереди на пол и противоположную стену падает узкая полоска света из-за приоткрытой двери. Чем ближе Ифань подходит к этой двери, тем сильнее в нем поднимается волнительное чувство предвкушения. Такое, словно он маленький ребенок, который, встав ночью с постели в канун Рождества, крадется в гостиную, чтобы подсмотреть за Сантой. Сквозь небольшой проем между дверным косяком и дверью видно просторное хорошо освещенное помещение, где одна стена полностью скрыта за зеркалами, а другие изрисованы графитти.

Крис замирает, жадно, как губка, впитывая и запоминая то, что происходит в той комнате. Тао, сосредоточенный и напряженный, точно до предела натянутая струна, делает несколько медленных, расчетливых шагов назад. Он разбегается, и в следующее мгновение силы гравитации для него исчезают - Цзытао делает какое-то немыслимое сальто, его свободная хлопчатобумажная майка задирается на спине и животе, на короткий промежуток времени обнажая знакомую рукам Криса смуглую гладкую кожу. После Тао замирает, останавливается посреди комнаты, закрыв глаза. Уголки его губ приподнимаются, и вскоре он уже улыбается одной из своих легких по-детски искренних улыбок. Крис непонимающе хмурит брови, ему хочется чувствовать Тао на эмоциональном уровне, понимать, что именно заставляет его улыбаться так. Ответ на свой вопрос он получает тогда, когда подросток уверенно подходит к двери, распахивает ее и в темноте безошибочно сжимает предплечья Криса.
– Как? – изумленно шепчет последний.
– Годы медитаций и прочих упражнений, суть которых долго объяснять, – Цзытао говорит это без малейшего намека на гордыню, только констатация факта.
– Как шестое чувство?
– Что-то типа того, – Тао отходит в сторону, пропуская Ифаня в зал. – Что ты здесь делаешь? Я же говорил тебе, чтобы сегодня ты меня не искал. – говорит он это мягким тоном, может быть, он хотел бы, чтобы это прозвучало укоризненно, однако упрек в голосе был едва слышен.
– Народ без тебя прощальную вечеринку закатил. Не выдержал бредовости идеи. И вот я здесь.
Тао фыркнул, покачал головой.
– Сядь там, – и кивнул в сторону одной из зеркальных стен. – Не хочу тебя задеть.
Крис послушно опускается на пол у зеркала, не отводя взгляда от Цзытао. Цзытао, волосы которого взмокли и пристают к шее и лбу, Цзытао, кожа которого влажно блестит под холодным светом люминесцентных ламп. Где-то внизу живота Криса начинает шевелиться что-то хищническое, но пока Ифань это контролирует, без единого движения следя за Тао. Тот снова шагами отмеряет для себя дистанцию на разбег, и тут же срывается с места, делая уже не одно сальто, а целую серию быстрых, резких и мощных движений, комбинирующих и нереальные прыжки, кувырки, удары - и все это на максимальной скорости и с максимальной сосредоточенностью. Когда Тао делает особенно внушительный замах ногой, демонстрируя поразительную растяжку, рот Криса невольно приоткрывается в ошеломленном "о". Кажется, будто каждая мышца тела подростка напряжена до предела, и Ифаню хочется прикоснуться к этому восхитительному телу, ощутить гудящие под ладонями мышцы, почувствовать Тао таким, пока момент не упущен. А Цзытао невозмутимо подходит к нему и садится рядом, настолько близко, что Крис чувствует своим боком жар его тела и (Ифань тут же гримасничает) запах пота.

– Тао, – суровым тоном говорит он, стараясь не дышать носом. Не то что бы все было так плохо, но…
– Ммм? – подросток упирается затылком в зеркало и, повесив на шею полотенце, берет с пола бутылку с водой.
– Тао, отодвинься.
На лице младшего на секунду появляется забавное выражение почти детской обиды - осталось только губы надуть, он недоуменно щурится и уже через секунду взваливает свою руку на плечо Ифаню, нагло сжимая и заставляя Криса буквально накрениться в свою сторону, еще теснее придвигая его к своему боку. Старший в свою очередь пытается избавиться от крепкой хватки подростка - удивительно как тому удается держать его только одной рукой-, Ифань несильно толкает Цзытао локтем в бок, и вода из открытой бутылки выплескивается на майку. Тао комично кривит рот.
– Ах так, значит? – и щедро поливает оставшейся водой опешившего и уже закипающего Криса. Последний отползает в сторону, закрываясь руками от брызг и развязно ухмыляющегося Тао.
– Ты рехнулся, – сокрушенно вздыхает он, расстегивая рубашку и вытаскивая ее полы из джинс, чтобы потом стянуть, ею же вытереть попавшую за ворот воду.
– Ага, – как-то слишком покорно соглашается Тао. Ифань сидит к нему спиной и не видит, как подросток сам избавляется от своей майки и придвигается ближе. Точнее последнее он скорее чувствует, а почувствовав, напрягается в ожидании. Тао медленно и осторожно проводит ладонями по широкой татуированной спине, опускается к талии и смыкает руки вокруг нее кольцом, сцепляя пальцы в замок где-то у Криса на животе. Подбородок младший устраивает на плече Ифаня, а сам пододвигается плотнее, касаясь коленями бедер старшего. Момент сам по себе замечательный, и Крис это признает, однако от Тао до сих пор исходит слишком много тепла, чтобы вот так тесно обжиматься, его влажная грудь липнет к коже спины Ифаня, и от подростка по-прежнему пахнет, а посему весь замечательный момент лишается своего совершенства благодаря этим прозаичным нюансам. К тому же вскоре Тао перестает просто обнимать Криса со спины - он буквально наваливается на него всем весом, повисая, как коала на дереве, и для пущего эффекта еще сильнее сжимает бедра старшего своими коленями. Когда Ифань под тяжестью чужого тела начинает крениться по направлению к полу, он, кажется, слышит за спиной тихий паршиво скрываемый смех.

– Ты не устал разве? – Тао в ответ согласно мычит куда-то в плечо Крису, вибрация от голоса проходит по коже.
– Я собирался идти. Позже. – И немного погодя, продолжает. – Я знаю свою допустимую норму, не волнуйся.
Крис хмыкает, комкая в руках влажную рубашку.
– Ты ко мне прилипнешь. Намертво.
– Примешь душ у меня, – просто отвечает Тао, Ифань разворачивается к нему так, что подросток вынужден слегка отстраниться, и некоторое время испытывающе смотрит тому в глаза. Внутри теплой щекочущей волной прокатывается взаимное чувство, то самое, когда понимаешь без слов, общаешься одним только взглядом.

– Где-то здесь у меня должна была быть чистая футболка… – и Цзытао, развернувшись, тянется в сторону своей спортивной сумки. Через пару минут, которые подросток копошится в ее содержимом, Тао достает действительно чистую сухую футболку. Сам он остается в промокшей и провонявшей майке и только пожимает плечами, когда Крис в очередной раз кривится, – Это все, что у меня есть.

Уходя, они гасят свет и закрывают дверь на ключ. Здание снова становится похожим на безжизненную заброшенную бетонную коробку с темными окнами-глазницами. Выглядит это настолько зловеще, что Крис почти боится оборачиваться, оставляя его позади. Тао, который идет рядом, практически на каждом шагу сталкиваясь плечами с Ифанем, кажется, не настолько впечатлителен. Он только ежится от холодного воздуха, пробирающегося под тонкую ветровку ближе к прилипающей к телу майке.

***
Тао вздрагивает, когда дверной колокольчик в магазине оповещает о возвращении домой. В полной тишине и темноте его звон кажется едва ли не предательским. Подросток оборачивается и прикладывает палец к губам, другой рукой махнув в сторону лестницы. До нее оба парня добираются крадучись, стараясь не наступать на особо скрипучие половицы и протискиваться между стеллажами и стоящим на полу антиквариатом. В темноте помещение магазинчика кажется настоящей полосой препятствий, и Крис, оказавшись у лестницы, сам того не замечая, облегченно выдыхает.

Уже наверху он стаскивает с себя чужую футболку оставляя ее на стуле и с позволения Тао и по праву гостя первым принимает душ, где впервые задумывается о том, насколько все быстро и сумбурно происходит. Как быстро они сошлись, как практически беспрепятственно все получилось и как вдруг дошло до этого момента. От чувства предвкушения легкая дрожь прокатывается по всему телу, и Крис, прежде чем выйти, делает мерный вдох и такой же медленный выдох, стараясь казаться спокойным и невозмутимым.

Но цепкий взгляд Тао не упускает того, как азартно блестят глаза Ифаня, как расширяются зрачки последнего при взгляде на подростка.
– Вот только не смотри на меня так, – усмехается младший, перекидывая полотенце через плечо.
– Как "так"? – непонимающе переспрашивает Крис.
– Как неудавшийся гибрид верного пса с голодным хищником, – и явно довольный собой, Тао проходит мимо, не обернувшись лишний раз.

Крис остается один в комнате. Садясь на кровать, он вдруг вспоминает, как однажды впервые здесь оказался. Сейчас почему-то на него накатывает то же чувство нервозности и неуверенности, как тогда. Будто сейчас из темноты появится прежний Тао: отчужденный, недоверчивый, и полоснет резким и холодным, как сталь, взглядом. Крис обычно уверен в себе и редко показывает слабину, силой характера не уступая младшему. Но на чужой территории, где заявленное право на собственность можно едва ли не прочувствовать физически, тут Крис теряется. Ифань не замечает, что появившиеся в голове мрачные мысли отразились на его лице, ровно так же он и не замечает, как в комнате снова появляется подросток...

– Хэй.

Крис реагирует на голос, резко поднимая голову. Младший в одном полотенце, повязанном вокруг бедер стоит посреди комнаты. Он навряд ли вообще позаботился о том, чтобы вытереться - с волос постоянно капает вода, кожа в тусклом свете лампы влажно блестит. Тао подходит ближе и садится совсем рядом. Так, что влажное полотенце соприкасается с тканью домашних штанов на бедре Ифаня. После душа от младшего пахнет уже иначе: какой-то смесью тропических фруктов, но запах недостаточно сильный, чтобы раздражать, наоборот, он едва улавливается обонянием.

– Перестань, – вдруг отрывисто произносит Тао.
– Что перестать?
– Перестань думать. Ты сидишь, и я чувствую, как ты нагнетаешь ситуацию. Не делай этого. Выкинь из головы лишнее, – подросток усмехается. – Я ожидал, что ты накинешься на меня сразу же и…
– У тебя это первый раз?
Тао молчит, и только тогда, когда Ифань поворачивается к нему, чтобы заглянуть в глаза, без стеснения отвечает: – Да, – он вдруг вскакивает с постели, – Подожди, я сейчас. – и быстро спускается вниз по лестнице, исчезая на долгих пять минут, за которые нервозность Криса почти достигает предела. Возвращается младший, держа в руках несколько склянок, заткнутых пробками, с горлышка каждой из склянок свешивается бирка, на которой чернилами нацарапаны иероглифы.

– Я не знал, какая тебе больше понравится, поэтому… – все его красноречие внезапно куда-то исчезает. Тао тихо выругивается по-китайски, пытаясь скрыть свое смущение.
– А что это?
– Масла, – коротко и без лишних пространных объяснений отвечает подросток.
Ифань, у которого мозги действительно оставили положенные ему процессы и стали легче пуха, чуть было не спросил "зачем?".
– А, ну понятно, – кивает Крис, и Тао облегченно выдыхает. – А какая разница, какое брать?
На лице младшего вдруг расцветает ехидная улыбка, так как судя по всему, тема пошла ему знакомая и менее интимная.
– Ну как же. Видишь, на каждой этикетке написано какой запах у масла. А штука эта жуть какая вонючая. Благоухать долго будешь, это я тебе гарантирую, так что выбирай по вкусу.

Бурча что-то вроде "а другое что-нибудь взять не мог?", Крис осторожно понюхал содержимое каждой склянки. Наиболее безобидным показалось то, которому принадлежала бирка "чайное дерево". Эта склянка отправилась на прикроватную тумбочку.

– Ты перестал думать? – Тао задает контрольный вопрос. Ифань кивает. – Отлично.

Подросток коротко целует Криса в губы, напоследок скользнув ладонью по основанию шеи, и с ногами забирается на кровать, где-то на полпути стаскивая с бедер полотенце. Ифань следует за ним, и некоторое время они оба просто молча разглядывают друг друга.

За мгновение улыбка Тао, с которой тот смотрел на старшего, вдруг гаснет, и он становится абсолютно серьезным, горящий задором взгляд превращается в буквально непроницаемый. В этот момент, когда Крис смотрит на него сверху вниз, на него, раскинувшегося под ним на простынях, полностью обнаженного и внезапно вглядывающегося в его собственные глаза так безумно интимно и прямо, в этот момент Крис, кажется забывает, как дышать.

– Со мной не получится, как с девушкой, – Крис отвечает ему непонимающим взглядом. Тао беззвучно усмехается. – И я не о сексе говорю. Я ничего от тебя не требую и ничего не жду. Но если ты вдруг благодаря какой-нибудь внезапной безумной мысли решишь вернуться, все будет уже серьезнее.
Для Криса это становится настоящим откровением со стороны Цзытао. Последний вообще крайне редко раскрывается перед кем бы то ни было, почти не позволяет даже мельком заглянуть в свое сердце, но сейчас он, будто запустив руку глубоко в грудную клетку, сквозь кожу и кости, достает оттуда трепещущий обрывок души и, не дрогнув, протягивает его Ифаню. И Ифань его принимает, постепенно понимая то, о чем говорил Тао, и благодарит того за желание поступиться с безумной гордостью, за его понимание и за его необычную чуткость, не доходящей до грани с чем-то приторно-слащавым.

– Она не внезапная, – твердо говорит он, касаясь щеки Тао тыльной стороной ладони так, что этот жест значит столько же, сколько и взгляд младшего, – та мысль. Я уже хочу вернуться.

Стоит только руке медленно соскользнуть с лица и так же нежно лечь на шею, Тао фыркает. Выражение лица Криса меняется с вселенской нежности на недоумение.

– Я зря все это наговорил.
– С чего ты взял? – то же недоумение, что на лице, чувствуется и в интонации.
– Настрой, Ифань, настрой, – и подросток делает широкий взмах рукой для образности, едва не заехав ею Крису по лицу. – По твоему лицу видно, что сейчас все будет медленно и печально. – Цзытао деланно томно вздыхает. И добивается нужного эффекта: Ифань откидывается чуть назад и гулко смеется.

– Как? – спрашивает он, дыхание сбилось от смеха, поэтому вопрос получается буквально на выдохе. – Как ты умудряешься даже секс превратить в неизвестно что?
– Ну, – Тао деловито скрещивает руки на груди, что в его положении выглядит едва ли не комично. – секса как такового у нас с тобой еще пока не было…
Крис резко подается вперед, все еще улыбаясь, хватает подростка одной рукой за нижнюю часть лица, чуть сдавливая щеки. Цзытао возмущенно мычит.

– Еще слово, и он у нас состоится. Быстро, но не факт, что весело и максимально комфортно для нас обоих. – Тао примирительно поднимает руки с раскрытыми ладонями и перестает смеяться. Крис в свою очередь ослабляет хватку на лице младшего, вместо того аккуратно приподнимая его за подбородок. Цзытао наблюдает за Ифанем из-под полуприкрытых век. Слишком покорно, чересчур непохоже на их первый мейк-аут. Тао слишком расслаблен, а Ифань к такому не привык. Он быстро наклоняется к подростку, затягивая того в глубокий поцелуй без излишней сентиментальности, так, чтобы разбудить, чтобы заставить ответить и возмутиться, чтобы вернуть того до безумия упрямого Тао. Ифаня, может быть, немного шкивает. Тогда впервые, он желал, чтобы подросток был более податливым, сейчас он хочет уже противоположного. От этого противоположного кровь стучит в висках сильнее, по позвоночнику прокатывается легкая дрожь, и желание будто умножается вдвое. И Тао – зачинщик всего этого цунами реакций, он через требовательные прикосновения читает, что от него требуется, и вдруг с ожесточением сжимает предплечья Криса, отводя его руки от лица, и садится на колени, становясь на одном уровне со старшим и все это время не разрывая поцелуя. Он складывает руки за шеей Ифаня и приподнимается на коленях, из-за чего Крису приходится запрокинуть голову – теперь Тао выше него и к нему приходится буквально тянуться за поцелуем. Чертов хитрец, – думает старший, удовлетворенно улыбаясь, и медленно проводит ладонями вниз по спине Тао, заставляя того чуть прогнуться. Подросток не вздрагивает и не замирает, когда ладони останавливаются на ягодицах, чуть сжимая, а пододвигается ближе и только тогда вдруг издает гортанный стон практически в унисон с Крисом. Последний же одну руку просовывает между телами, сжимая уже полувозбужденный член Цзытао. Он терпит сам, не спеша доводя младшего до грани, прислушиваясь к тому, как ускоряется дыхание подростка, перемежаясь с тихими едва сдерживаемыми стонами. И когда Тао шепчет "остановись", тогда Ифань чуть отстраняется.

За один короткий момент они понимают друг друга. Подросток откидывается назад, опираясь на локти, а Крис тянется за той самой выбранной склянкой. Тао разводит ноги шире и с любопытством наблюдает за тем, как Ифань из откупоренной склянки выливает немного масла на пальцы правой руки.

– Готов? – спрашивает старший, поднимая осторожный взгляд на Цзытао.
Последний коротко, но решительно кивает, и указательный палец медленно преодолевает плотное кольцо мышц. Уголок рта младшего дернулся, на лице на мгновение появилась тень дискомфорта. Цзытао, закрыв глаза, глубже сползает в простыни и медленно выдыхает, расслабляя мышцы. Так становится чуть легче, и Ифань продвигает палец дальше, затем добавляя второй палец, на что подросток реагирует, слегка вздрогнув, но мышцы остаются максимально расслабленными. Крис продолжает растягивать Тао, чересчур скурпулезно и аккуратно, как кажется младшему. Тот уже думает остановить Ифаня, когда вдруг от острой вспышки удовольствия сокращаются мышцы, а под опущенными веками все вспыхивает белым и с губ срывается едва ли не отчаянный стон. Крис удовлетворенно, слегка развязно ухмыляясь, вытаскивает пальцы и спокойно выжидает, пока дыхание Тао немного успокоится и грудная клетка перестанет ходить ходуном.

– Я думал ты меня долго еще дразнить собираешься, – хрипло шепчет подросток.
Старший, усмехнувшись, снова тянется за маслом, но замирает с вытянутой рукой, когда Цзытао все тем же шепотом его останавливает.
– Подожди, я… – младший разрывает упаковку презерватива, и у Криса застревает в горле так и непроизнесенное ворчливое "я мог бы и сам": младший нарочито медленно и, кажется, даже сосредоточенно раскатывает латекс по члену Ифаня и довершает процесс практически непроницаемым потемневшим взглядом, от которого по спине прокатилась волна мурашек.

А дальше все как во сне. Потому что так хорошо может быть только в собственных фантазиях. Тао пытается заглушить свои же стоны, втянув Криса в поцелуй. Он сжимает светлые влажные волосы на затылке и тянет на себя так, что поцелуй получается далеко не самым нежным, скорее поспешным и настолько отчаянным, что зубы стукаются о чужие. Крис послушен: он ускоряет темп, когда его просят, толкается глубже и сильнее, стоит только Тао сказать. Последний же, обнимает Ифаня за талию ногами, скрестив их в щиколотках, и каждый раз, когда старший с особенно сильным толчком задевает простату, прогибается в спине.

– Ифань, я… – голос Тао едва слышен. Тихий, хриплый и прерываемый протяжными стонами, но Крис понимает. Он понимает по тому, как подросток закрывает глаза, не в силах больше сосредоточить свой взгляд на чем-то одном, и по тому, как он запрокидывает голову.

– Потерпи чуть-чуть, – Ифань пытается поймать момент, потому что чувствует, что и сам близок к разрядке. Мышцы внизу живота туго сводит, а бедра с внутренней стороны дрожат от напряжения.

Тао коротко вскрикивает, запоздало прикусывая кожу в внешней стороны запястья, и снова прогибается в пояснице, кончая себе на живот. Крис долей секунды позже следует за ним, сжимая пальцы на бедрах подростка с такой силой, что скорее всего после останутся следы. Одна минута на то, чтобы отдышаться и прийти в себя. Ифань нависает над Цзытао, устало наблюдая за тем, как поднимаются и опадают грудь младшего и живот с подсыхающей на рельефном прессе спермой. Едва хватает сил, чтобы не упасть на Тао сверху, двигаться не хочется вообще, но когда дыхание подростка чуть успокаивается, Крис осторожно выходит, на что младший отзывается тихим вздохом.

– Душ?
Цзытао в ответ устало мотает головой и в довершение широко зевает. Ифань, усмехнувшись, избавляется от использованного презерватива и тянется за влажной салфеткой, чтобы помочь младшему привести себя в относительный порядок. После салфетка отправляется туда же, куда и презерватив, и Крис снова возвращается в постель, укрывая себя и Тао легким одеялом.

– Спокойной ночи, – шепчет старший за спиной Цзытао и практически невесомо целует в обнаженное горячее плечо.
– Спокойной, – отзывается подросток.

Минуты тянутся одна за другой, но сон не приходит. Тао чувствует сонное мягкое дыхание Ифаня, которое касается основания шеи, и бездумно гладит костяшки пальцев на руке старшего, которая лежит на его талии. Мысли долго плещутся в голове, как волны, накатывая одна на другую до тех пор, пока усталость наконец не берет свое. Только тогда Цзытао наконец закрывает глаза, проваливаясь в долгожданный сон.



@темы: Chinatown Story, EXO, фанфики

URL
Комментарии
2013-05-18 в 10:42 

Я так долго этого ждала, боже. До невозможности счастлива новой главе. *-* Этот фанфик мне до ужаса нравится. Вдохновения и удачи Вам, автор. ~

URL
   

Perverted Unicorn

главная